Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

Девочка и Принц

Совсем рано, в семь или в половине восьмого, заскрипели ворота, пропуская тарахтелку, на которой приехал Гном. Потом где-то в другом конце здания начали хлопать дверьми, греметь кастрюлями и перекликаться недовольными голосами. С треском отворились форточки в коридоре. Запахло подгоревшей кашей.

Девочка проснулась. Сейчас можно поиграть с Другом в мяч или полетать над городом, или забраться на чердак Заброшенного Дома, возле которого они когда-то гуляли вместе. Давным- давно, когда Друг был живой, и кругом было светло, многие называли его «хорошей собачкой», и девочка слегка сердилась, потому что такие слова ей казались неправильными. Хороших собака вокруг много, а Друг – единственный.

В половине девятого приходит время завтракать, и появляется Ботумба. Шаги у нее тяжелые, голос низкий и хриплый, а руки большие, горячие и мягкие. Иногда от Ботумбы пахнет хозяйственным мылом, а иногда – крыжовником. Если она сердится, то вздыхает и сопит. Сегодня она снова недовольна, что девочка плохо ест. Возмущенно посвистывая носом, Ботумба размешивает кашу в тарелке и ворчит, что от девочки осталась одна тень.

«Странно, - думает девочка, - ведь я лежу на кровати, откуда же взяться тени? «Впрочем, ей все равно. Если бы она могла разговаривать, то так и сказала бы: «мне все равно».

После завтрака дверь в комнату распахнулась и впустила шуршание, шаги и голоса. Пришли молодые врачи, которыми командует Гном. Он – старый врач. Он пахнет табаком и грушевой карамелью. Все очень уважают его и разговаривают с ним почтительно, но все равно он – Гном. Во-первых, потому что он носит бороду, и, видимо, длинную (однажды девочка слышала, как Ботумба сказала: «Ой, Иван Палыч, у вас карамелька к бороде приклеилась!»)А еще у Гнома голос особенный – тоненький и добрый.

Сейчас он схватил ее ладонь своей маленькой сухой лапкой и присел на край кровати. Гномов халат пах горячим утюгом и был накрахмаленный, жесткий.

«Сложный случай, коллеги, - запищал Гном, - потеря зрения и речи в ответ на острую и крайне негативную эмоциональную реакцию. Собачка ее погибла, вот что. Уже два месяца, да. Почти не встает с койки и плохо ест. Завуалированная депрессия. Сам Стулачевский дважды приходил, но пока все без толку. Да.»

Гном часто произносил непонятные и загадочные слова. Девочка догадывалась, что он пытается колдовать, чтобы помочь ей. Но разве существует такое колдовство, пусть очень сильное и доброе, которое вернет ее Друга?

Гном заметил, что девочка побледнела, но понял это по-своему. «Мы тебя обязательно вылечим», - тихонько сказал он. Ах, он совсем ничего не понимает! Для чего глаза, если посмотришь кругом и не увидишь Друга? Для чего голос, если Друга не позовешь?»

Вечером поднялся ветер и пошел дождь. Девочка осталась одна. «Ау-у-у, ау-у-у», - послышался из-за окна голос, тревожный и жалобный. Вдруг это маленький снежный человечек и ему там холодно и страшно?

Девочка отвыкла двигаться, и поэтому еле-еле добралась до окна и с трудом повернула ручку. Сворка сразу же распахнулась. Что-то мохнатое и мокрое задело руку девочки и свалилось в комнату. «Мяу-у-у», - сказал снежный человек и затопал к обогревателю, что стоял возле кровати. Девочка попыталась затворить окно, но ручка не поддавалась. Поэтому пришлось вернуться под одеяло и закутаться плотнее, чтобы не замерзнуть.

Незваный гость притаился и молчал. На тумбочке тикали часы. Зашла Ботумба, удивилась, почему в палате вдруг запахло мокрой шваброй. Заперла окно, пробормотала что-то и вышла.

Девочка лежала и слышала, что делает гость. Вот он подошел к тумбочке, затем скрипнул половицами в углу и запрыгнул на столик у двери, а вот мягко подбежал к постели и забрался на одеяло. Холодный кожаный пятачок уткнулся в щеку девочки, и она услышала ворчание и рокот.

«Мар-р-фа», - сказал кот.

«Меня зовут Соня», - подумала девочка.

«Мар-р-р-р-фа», - настаивал кот.

Привалившись к ней горячим мохнатым боком, кот принялся раскачиваться и причмокивать. «Умывается», - догадалась Соня. Она явственно представила розовые кошачьи ладошки и тихо засмеялась, и удивилась, так как думала, что уже никогда не сможет смеяться и плакать.

…Прошло две недели. Кот появлялся всякий раз после ужина, спрыгивал с подоконника, расхаживал взад-вперед, умывался, играл с фантиками и ловил мух. Набегавшись, он запрыгивал на кровать, ворковал и терся  щеками, и выгибал спинку. Иногда он нахально лез целоваться, и тогда сонин смех становился громче.

«Ты меня любишь, Принц?», - спрашивала Соня.

«Вяй», - соглашался кто и чуть погодя добавлял: «Мрум», что конечно означало «очень».

Теперь она реже вспоминала о Друге, но знала, что он не обижается на это. Оставаться одна, Соня старалась представить себе, как выглядит Принц. «Глаза, как звездочки, шерстка серая и немножко серебристая, а кончики лапок – белые. А носик - розовый».

В конце октября, в среду, Принц пришел необычайно рано. Тяжело перевалившись через подоконник, он спрыгнул на пол и жалобно мяукнул. Соня насторожилась и пошла на голос Принца. Тот сидел на полу, сжавшись, и мяукал пронзительно и тонко, как котенок. Девочка взяла его на руки и прижала к груди, а потом медленно, осторожно ощупала лапки и коснулась головы. На лбу шерсть была мокрой и липкой. Принц жаловался все тише, затем глубоко вздохнул и обмяк.

Сейчас же, срочно, немедленно надо спасать Принца.

Но как, что делать, если ее глаза не видят?

Соня заплакала. У нее начала болеть голова и зазвенело в ушах. Во рту сделалось горячо, а в груди раздулся шар. По открытым глазам больно ударил свет, завертелись полосы и зеленые пятна. Соня зажмурилась, снова открыла глаза и увидела Принца. Старого, косматого, грязно-пестрой окраски, кособокого, с обломанными усами. Лоб Принца был измазан канцелярским клеем. На морде застыло выражение блаженства и покоя. Кот спал. Он был прекрасен.

«Принц, ты мой самый лучший принц», - сказала девочка.